Стеклянная любовь. Книга 1

Алексей Резник. Стеклянная  любовь.

Резник А. Стеклянная  любовь: в 2 кн. / Алексей Резник. – Барнаул : Изд-во «МЦ ЭОР», 2015.  –  Кн. 1. – 233 с.

Код лицензии: 15003E


Не успели в душах жителей провинциального российского города сгладиться страшные ощущения, вызванные ужасами Ночи Чёрных Шалей, как над Рабаулом, имеющим несчастье иметь в своей черте неразрушаемый квартал под названием Лабиринт Замороженных Строек, начали собираться признаки новых грядущих бедствий.

Сотрудники сверхсекретного подразделения ФСБ «Стикс-2», непоколебимо стоящие на страже невидимого рубежа «нашего света» и жестко пресекающие любые попытки несанкционированного проникновения выходцев с «того света», выдвигаются навстречу приближающейся опасности, до конца не понимая, с кем и с чем им придётся столкнуться...



СКАЗКИ ЗАМОРОЖЕННЫХ СТРОЕК


Нижепредлагаемая, внешне оформленная, как хрупкая и звонкая, а на самом деле – совершенно невозможная с точки зрения здравого смысла, грубая и ужасная история произошла в результате целого комплекса причин самого различного характера. Но вполне возможно, что в ней все-таки присутствовал благородный металлический стержень, отлитый из таких святых непреходящих человеческих нержавеющих ингредиентов, к каковым можно отнести любовь, настоящую дружбу, чувство долга перед человечеством, в итоге чего собственно и появился хоть какой-то оправдательный смысл довести до внимания читателя всю эту историю.

С начала своего рождения и вплоть почти до самого окончания, как и любая из Сказок Замороженных Строек, она носила характер почти сплошного, лавинообразно нарастающего  кошмара. Однако возникновение позитивного и даже по настоящему красивого начала в ее мрачной толще произошло по вине одного среднестатистического российского студента – талантливого разгильдяя и большого неудачника в личной жизни, некоего Вячеслава Богатурова, двадцатичетырехлетнего студента философского факультета местного университета, являвшегося классическим представителем «без пяти минут» специалиста с высшим образованием, чья востребованность в народном хозяйстве заранее было обречено на резко отрицательный результат.

...

… Когда Александр Сергеевич благополучно очнулся на стройке, голова у него трещала не хуже, чем с настоящего земного похмелья. А по завершении праздничных дней, он появился на кафедре с украсившим безымянный палец правой руки огромным перстнем старинной работы, чем вызвал почему-то у Анны Караваевой приступ бурного религиозного негодования, смешанного с суеверным страхом. Улучив минутку, когда они остались в помещении кафедры наедине, Анна подошла вплотную к Александру Сергеевичу и убежденно сказала ему:

– Вы попали в ловушку демонов, товарищ Морозов!…

...

 «СУМЕРКИ  БОГОВ»
(вместо пролога)

В последние минуты морозного декабрьского заката, когда от неба, полыхавшего на западе  темно-красным огнем, через бескрайнее заснеженное поле протянулись длинные языки причудливых светотеней, и стена густого леса, многокилометровой полосой росшего вдоль кромки поля, окончательно перекрасилась в угрожающе-черный оттенок – на колоколенке деревенской церкви отчаявшийся подвыпивший звонарь ударил вечерний благовест, и при первых же звуках колокольного звона высокий величественный старик положил широкую длань на плечико стоявшей рядом с ним хрупкой золотоволосой девушки и сказал ей необычайно низким басом:

– Все, внучка – нам никто не даст приюта в этой деревне, мы должны немедленно уходить!
– Пешком?! – удивленно спросила внучка, доверчиво глянув на деда снизу вверх огромными ярко-синими глазами.
– Мы не можем ждать Рагнера до темноты – слишком опасно здесь стоять. Если он остался в живых, то нагонит нас.

...

Вроде бы до Ильи дошел справедливый смысл сказанных слов, и он милостиво дал себя успокоить, тем более, что у ворот постоялого двора возникли какой-то странный шум и нездоровое оживление. Несчастный Сабалу перестал быть центром всеобщего внимания – все зрители повернули головы к гостеприимно раскрывавшимся входным воротам…

… Это на широкий, и без того уже загаженный, двор Подлой Корчмы, попирая самые номинальные правила такта, простужено трубя гибким подвижным хоботом и злобно сверкая рубиновыми глазками, сбив одним ударом массивных золотых бивней створки ворот с петлей, входил широким уверенным шагом огромный, черный, как антрацит, африканский слон. На широкой спине слона, недальновидно уверенные относительно собственной безопасности, в роскошном хаудахе, сверкающем множеством драгоценных украшений, обернутые в леопардовые шкуры и страусиные перья, восседали три толстых надменных негра, по черноте кожи нисколько не уступающих своему слону. Безусловно, что в ушах и широких ноздрях негров висели тяжелые золотые кольца, а на всех десяти пальцах рук красовались многокаратовые перстни, искусно изготовленные из алмазов, изумрудов и сапфиров Центрально-Африканского нагорья. И мало, кто заметил, какой дикой непримиримой ненавистью вспыхнули рубиновые глазки большого черного слона при виде трехгорбого красного верблюда…

...

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ


ГЛАВА 1

Бригада студентов-практикантов исторического факультета Рабаульского Государственного Университета уже пятый день подряд с фанатичным упорством при по-мощи туповатых штыковых лопат вгрызалась в могильный курган эпохи бронзового века, насыпанный на высоком берегу одной из крупнейших водных артерий Евразии примерно три тысячи лет назад. В безоблачной голубизне июльского солнца немилосердно палило жаркое солнце, выгоняя из работающих на износ студентов литры пота. При полном безветрии высоко поднимаемая лопатами древняя холодная пыль к концу рабочего дня покрывала полуобнаженные юные тела студентов толстым слоем грязи, и они начинали немного напоминать симпатичных чертей и чертовок. Другими словами, в описываемый нами день работать было тяжело и неприятно из-за невыносимого палящего зноя и постоянно испытываемой студентами сильной жажды. По недосмотру ли завхоза или по причине поломки экспедиционного автомобиля где-нибудь на какой-нибудь глухой проселочной дороге питьевую воду на курган номер четыре в этот день не привезли. Время приближалось к обеду, и производительность труда, равно как и настроение, заметно упали.

...

ГЛАВА 12

Эдуарда сразу же сильно насторожил тот факт, что все комары остались на том берегу, а вместе с ними, по всей видимости, и – логика законов земной жизни. Полковник Стрельцов приготовился к неожиданностям и смело пошел им навстречу по слабо белевшей во мраке старой грунтовой дороге, в незапамятные времена проложенной вдоль берега речки. Эдик прекрасно сохранил в памяти топографическую карту-схему Цыганской Слободы, тщательно изученную им во время командировки в Кулибашево четырехлетней давности. Он знал, что параллельно берегу речки дорога тянется метров шестьсот, а затем под прямым углом сворачивает вправо и уводит путника прямо в сердце Цыганской Слободы, ныне – безобидного Цыганского Заповедника, во всяком случае, до недавнего времени официально считавшегося безобидным.

...

ГЛАВА 23

Абитуриенточка Юля на свидание не явилась, Слава прождал минут пятнадцать, затем плюнул, пошел выпил пива, поехал на вокзал и взял там билет в деревню к матери. Ночью накануне отъезда после того, как он прочитал несколько сот страниц явно сумасшедшего проекта «Разум без границ», ему приснился престранный сон. Будто бы сидели перед ним при свечах за празднично накрытым столом трое: мужчина, женщина и девушка. Кроме пламени свечей другое освещение в комнате отсутствовало, отчего Слава чувствовал себя немного тревожно. Хотя со стороны, с точки зрения формальной логики,  тревога его могла показаться совершенно безосновательной по той простой причине, что сам-то он в комнате отсутствовал. Именно в этом, разумеется, и заключалась логическая несостыковка ситуации, вполне характерная, впрочем, для человеческих сновидений. Но, как бы там ни было, Слава полностью разделял с неизвестными людьми, отмечавшими какой-то, скорее всего, свой семейный праздник, тревогу, беспокойство и даже, быть может, легкий страх, прочно свившие гнездо в их смятенных душах.

...

ГЛАВА 30

А Валя Червленный в эти самые минуты, живой, здоровый, в горячих крови и плоти, стоял неподалеку от околицы внушавшей ему сильные подозрения деревни – она ни в коей мере не обладала живописностью и очарованием поселения амазонок или цветочных человечков. В этих местах все выглядело подозрительно и, в первую очередь, багрово-алый цвет неба, нагонявший на Валю жуткую тоску и придававший безлесой местности колорит многозначительной зловещей недосказанности. Валентин пробирался по внешней стороне пограничных районов Сказочной Руси, постоянно чувствуя холодное дыхание в затылок пустоты небытия, неслышно колыхавшейся где-то совсем рядом. Он рассчитывал встретить кого-нибудь, вызывающего доверие, чтобы постараться выяснить, где может находиться Урочище Золотых Елей – главная база партизан ЛАБП. Во всяком случае, капитан Червленный думал, что бородатый пилот «байферга» имел в виду именно партизанскую базу, в своей последней фразе упомянув про Урочище Золотых Елей.

...

ГЛАВА 37

Поздним вечером второго декабря, примерно в те минуты, когда в харчевне «Три пескаря» полным ходом шло празднование, посвященное факту очередной свершившейся в Рабауле дьявольской сделки, сопровождаемое даже танцами под странновато звучавшую музыку, распитием немеренного количества старинных коллекционных вин и поеданием великолепно приготовленного жареного мяса, Владимир Николаевич Бобров в полном одиночестве сидел перед Экспериментальной Новогодней Елкой и задумчиво наблюдал за слабыми периодическими конвульсиями ее стройного ствола, окутанного ароматным облаком красивой голубоватой хвои на многочисленных тонких ветвях. В помещении кафедральной лаборатории стояла полная тишина, нарушаемая по временам лишь тяжелыми вздохами самого Боброва, невольно испускаемые им в моменты наивысшего перенапряжения работы головного мозга.

...

ГЛАВА 41

– Неужели ты стал сомневаться во мне, Эдик? – тонко улыбнулся генерал. – Немцы или, во всяком случае, анкетные данные по ним, не вызывают никаких подозрений! Расскажи лучше – какие любопытные эпизоды имел ты в виду, намекая на их идентичность с «делом Мокушихи»? – предвосхищая высказывания Стрельцовым дальнейших сомнений относительно подозрительных немцев, напористо спросил Панцырев.

– Хитростью и обманом я выудил из архивов местного УВД протоколы шестидесяти трех эпизодов, имевших место быть в городе за последние четыре года. Все они происходили в ночь с тридцать первого декабря на первое января. Или, если быть более точным, в Рабауле каждую новогоднюю ночь в течение последних четырех лет бесследно пропадали люди при невыясненных обстоятельствах. И в связи с этим я просил бы вашей санкции, товарищ генерал-лейтенант, направить основные усилия моей опергруппы преимущественно на розыски информации о пропаже рабаульских жителей в новогодние ночи. Так как объем подобной работы мне представляется огромным, настоятельно прошу вас срочно увеличить личный состав группы с двадцати двух хотя бы до тридцати пяти человек! – с этими словами Эдик раскрыл тонкую кожаную папку, постоянно находившуюся у него под правой рукой, и достал оттуда пачку аккуратно сложенных листков.









Прочитано 2779 раз